Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

"Цыплёнок и ястреб".

Для разнообразия почитал воспоминания американского военного вертолётчика Роберта Мэйсона, летавшего во Вьетнаме с самого начала войны в 1965-м. Едва осилив половину и поняв, что ничего нового скорей всего не будет, отказался от дальнейшего чтения, наполненного бесконечными скабрёзностями и грязью да впридачу переведённого на русский с матерными словами.



Однако, кое-что узнал для себя. Вертолёт, которому не хватает для подъёма тяги винта, может взлететь по-самолётному. Оказывается, когда диск винта при быстром движении вертолёта вперёд врезается в невозмущённый воздух, он получает весьма ощутимую прибавку к подъёмной силе. Этот эффект их не раз выручал.

Хвостовое оперение - 2. Вес.

Вес одного руля высоты (без обтяжки, без навесов, но в сборе с качалкой) составил 1,3 кг. Учитывая, что всё это будет обтягиваться и собираться, можно округлить до полутора килограммов. Итак, два руля высоты, два стабилизатора и руль направления в совокупности будут весить около 7,5 кг. Это совсем не много, как мне представляется.

Что там добавится, на хвостовом оперении? Тросовая растяжка, состоящая из 8 коротких тросов (см. фото), и всё. Это порядка 1 кило. Остальное (киль, хвостовая опора шасси и проч.) - это уже фюзеляж.



А на этом фото то самое, что я строю (почти то самое). Можно видеть, что мои "крайние" изделия практически идентичны элементам хвостового оперения этого Питенпола. Не понятно только, зачем они их собрали, установили всю растяжку, подвели все тросы управления, обтягивать-то не удобно. Или это музейная экспозиция, чтоб было видно устройство самолёта?



Ещё одна такая же конструкция. Это я предвосхищаю события...

Хвостовое оперение - 1. Склейка.

Все последние январско-февральские недели занимался склеиванием рулей высоты и поворота, а также стабилизаторов, т.е. всего того, что отстыковывается и может быть изготовлено отдельно от фюзеляжа. Работать в домашних условиях оказалось очень удобно и продуктивно: в течение дня без всяких забот о поддержании температурного режима удаётся сделать несколько подходов, смола за день успевает встать два-три раза. В то время, пока смола полимеризуется, я занимаюсь заготовкой следующих деталей, снимаю фаски, шкурю и т.д. Лишь несколько раз ходил в холодную мастерскую, чтобы изготовить стальные фитинги. Результатом этих трудов стало то, что на настоящий момент полностью готовы все рули хвостового оперения - два высоты и один поворота. Можно обтягивать той перкалью, о которой я писал. На первом фото общий вид левого руля высоты - уже в сборе с качалкой.



Как можно видеть, клеил я его в полном соответствии с оригинальными чертежами Питенпола. Добавил только пластинки из тонкой фанеры вокруг качалки (на втором фото видно лучше) для того, чтобы на них можно было приклеить края разрезанной ткани. Разрез неизбежен из-за качалки. Как в данном случае справлялся сам мистер Питенпол, я могу только догадываться; он ткань не клеил, а пришивал, и вокруг качалки, вероятно, ткань обшивал оверлоком или тесьмой, чтоб скрепить разрез. Не знаю.



На третьем фото общий вид руля направления (поворота), пока без качалки. Изготавливается он точно также как и рули высоты, с той только разницей, что руль высоты представляет собой прямоугольную трапецию, а руль поворота равнобедренную. И качалка будет несколько больше.



В настоящий момент на завершающей стадии в процессе склеивания находятся стабилизаторы. Это неподвижные горизонтальные плоскости хвостового оперения, к которым крепятся рули высоты. Техническое описание: сосновые бруски сечением 25на25 и 25на15, сосновые рейки сечением 10на5, авиационная фанера 2мм, фанера 3мм, эпоксидный клей, сталь 2мм, оцинкованные винты М5.



Таким образом, заканчивая в столярке изготовление элементов хвостового оперения, я прихожу к тому захватывающему дух выводу, что дел остаётся уже не так много. Впервые показался свет в конце тоннеля. Если не учитывать не собранную ещё правую консоль крыла, для которой всё готово, производство которой остановилось из-за морозов, то мне, не считая мелочей, остался один фюзеляж! Он такой же громоздкий, как крыло, но значительно проще технологически. Только один пункт беспокоит меня - мотор. Мотор, мотор... Удастся ли запустить ту авиаконверсию моей Хонды, которая у меня на стенде? Насколько точно удалось отбалансировать маховик? Насколько сильна будет вибрация ВМГ в сборе с винтом? Какие ещё неожиданности для неопытного в моторном деле самодельщика готовит этот сложнейший металлический агрегат, весящий почти полтораста килограмм?

"Птенец".

Надо сказать, очень известный самолётик среди любителей СЛА, начиная с 1980-х. Вот, увидел рассказ о нём на фоне пасторальных полётов его конструктора. В конце он говорит замечательные слова: самолёт настолько прост, что все его конструкционные элементы помещаются в голове одного человека. Он сам в одиночку и спроектировал его. О своём детище я могу сказать то же самое. Весь самолёт во всех своих конструкторских решениях от эскизной стадии до стадии окончательной прорисовки во втором приближении помещается у меня в голове. Ну, или почти весь... память иногда подводит. Но что я хочу отметить: мы с Хрибковым, главным конструктором ОКБ "Ротор", заметили одно и то же.



Цена "Птенца" - 3 000 000 рублей.
Половина цены - стоимость двигателя Rotax (100 л.с.).
Штатная парашютная спас-система.
Всё хорошо, но очень дорого. Даже саратовский "Корвет" вдвое дешевле.

Василий Великий о птицах

В дополнение к предыдущей статье "Бог как авиалюбитель". Из "Шестоднева".

Сказано: "да изведут воды гады душ живых по роду, и птицы летающия по земли по тверди небесней по роду". Почему и птиц произвёл из вод? Потому что у летающих с плавающими есть как бы некоторое сродство. Как рыбы рассекают воду, посредством движения перьев поступая вперёд, а чрез обращение хвоста давая себе то поворотные, то прямые направления, так и в птицах можно видеть, что они подобным образом плавают по воздуху на крыльях. Посему, так как у тех и у других одно свойство - плавать, то происхождением из вод сообщено им одно некоторое сродство.



В статье я задавался вопросом, из земли или из воды сотворены птицы. Вопрос прояснился. Таки из воды.

Действительно, две науки, изучающие движение тел в воздухе и в воде, аэродинамика и гидродинамика соответственно, во многом идентичны. Законы обтекания тела в воздухе и в воде на определённых режимах одни и те же. Однако, задолго до появления этих наук, в 4 веке святой Василий был близок к осознанию этого.

Сдаётся мне, что Василия Великого неплохо бы перевести заново. Изложить на современном языке живенько. Этот архаичный академический текст уже слишком теперь не читабельный, да и раньше тяжеловат был. Это предложение "как рыбы рассекают воду, посредством движения перьев поступая вперёд, а чрез обращение хвоста давая себе то поворотные, то прямые направления, так и в птицах..." - следовало бы изложить так: "как рыбы рассекают воду, с помощью плавников двигаясь вперёд, а с помощью хвоста то поворачивая, то выравниваясь..."

Бог как авиалюбитель

Размышляя над конструкцией своего аэроплана в частности и над путями развития воздухоплавания вообще, я прихожу к выводу, что Тот, Кто создал физические законы, благодаря которым стал возможен полёт по воздуху, сделал это не просто так и не забавы для, а потому что в прямом или, если хотите, в человеческом смысле был неравнодушен к авиации. Коротко говоря, Он хотел, чтобы что-нибудь вещественное ("аппарат тяжелее воздуха") полетело по небу. Подобно тому, как мальчишка, который впервые увидев самолёт, навсегда влюбляется в небо и уже не мыслит своей жизни без авиации, Творец тоже не мыслил мироздания без царства полётов.

В самом деле, и воздух, и воду ( в широком смысле - и газ, и жидкость) можно было бы создать таким образом, чтобы они не создавали подъёмную силу. Но Дух Божий, носившийся в первый день над водами (Быт. 1:2), когда уже были созданы небо и земля (Быт. 1:1), имея в будущем буквально через четыре дня создавать тварей, движущихся в воде и по воздуху, сейчас закладывает для их особенного движения физические основы, вводит в действие помимо прочего закон Бернулли, согласно которому чем быстрее течение струи воды или воздуха, тем меньше в ней давление. Ведь этого можно было и не создавать. Чего проще - сделать так, чтобы давление в воздухе или воде не зависело от скорости их течения, но Тот, Кому нужен был полёт как таковой, конечно, не мог этого так оставить.

Подъёмная сила создаётся не только неравномерностью профиля крыла вследствие действия закона Бернулли, но ещё и положительным углом атаки крыла. Все современные самолёты, летающие на скоростях свыше 500 км/ч, имеют равномерный профиль и законом Бернулли уже не пользуются, но на малых скоростях, таких, на каких летают птицы и малая авиация ("авиация общего назначения", АОН) свободного, длительного полёта не получилось бы без подспорья закона Бернулли, когда неравномерностью верхней и нижней выпуклостей крыла создаётся подъёмная сила. И Бог создаёт в числе прочих этот закон уже в первый день. Дух Божий таким образом оживотворяет материю, носясь над водами, чтобы она не только ожила, но имела возможность в скором времени в виде живых существ грациозно поплыть в воде и не менее восхитительно полететь по воздуху.

Вот крыло птицы в разрезе, это то, что в авиации называется профилем крыла.



Здесь у птицы мы видим набор классических профилей, используемых до сих пор в планерах и малой авиации. Сравните их с этим далеко не полным перечнем профилей крыла и обратите внимание на 3, 4, 5.



Я полагаю, что основные физические законы были заложены всё-таки в первый день, хотя небо - в нашем прямом понимании этого слова, то самое небо, по которому полетят птицы, - появляется в облике Земли могущественной творческой силой только на второй день. "И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день второй." (Быт. 1:7-8). Небо это не просто хорошо, это прекрасно. Оставляя без комментариев водяную оболочку над атмосферой Земли, послужившей впоследствии Потопу, обратим внимание на определение того слоя, который стал называться собственно небом. Он изначально называется здесь твердью. Очень не случайно. Когда-то, в пору молодости и первого знакомства с Библией я недоумевал, как это небо можно было назвать "твердью"? Скорее уж землю или горы, вот где твёрдо, а воздух-то!.. Наверное, это для того, чтобы подчеркнуть, что не смотря на невидимость и текучесть воздуха, на его неощутимость, не смотря на то, что пока мы в покое или слабо движемся, мы вообще не замечаем его и не помним про него, - это между тем такая материя, которая таит в себе мощную скрытую силу, проявляющуюся при ускорении движения. Стоит только выставить ладонь из окна быстро едущего автомобиля, как вы почувствуете упругость воздуха и его силу. Диву даёшься всякий раз, как в воздух поднимаются десятки и даже сотни тонн металла, составляющих огромный самолёт, при наборе им скорости всего лишь в двести километров в час. Это поистине твердь, созданная таким образом, чтобы удерживать на высоте немалый вес и обеспечивать его полёт своей внутренней силой, своей текучей природой, своими внутренними законами, - и при этом оставаться невидимой и ненавязчивой, так чтобы сторонний наблюдатель мог наслаждаться чудом чистого полёта. Вновь скажу, что я вновь и вновь убеждаюсь, что Бог неравнодушен к авиации. В веществе Он имитирует царство свободного полёта, каковым является мир Горний. Он не мыслит мир без полётов и создаёт для них все условия.

Если последний день творения посвящён созданию самых как говорят совершенных животных (хотя с моей точки зрения, исключающей теорию эволюции, все творения Божии достаточно законченны, чтобы считаться совершенными) и высшего создания - человека, то предпоследний отдан тем созданиям, которые обязаны своим совершенством в том числе и закону Бернулли, то есть рыбам и птицам. Причём это были первые создания, наделённые душой. "И сказал Бог: да произведёт вода пресмыкающихся, душу живую, и птицы да полетят над землёю по тверди небесной. И стало так." (Быт. 1:20; рыбы упомянуты в следующем стихе). Обратите внимание, какое неожиданное отношение к птицам! Можно было сказать "да произведёт земля птиц" в соответствии с течением всего рассказа о сотворении мира, подобно тому, как вода произвела пресмыкающихся и рыб, а земля растения, - и всё, и этого было бы достаточно и это было бы правильно, но что мы слышим? "Птицы да полетят над землёю"! Это же просто песня! Автор творения и Писания как будто Сам увлекается тем, что делает. Птицы полетели! - по воздуху, по "тверди небесной"! Что там земля и эти пресмыкающиеся на ней, рождённые ползать, которые летать не могут, ах, оставьте всё это, а вот птицы - смотрите, как они сразу полетели по воздуху, и началось - летание, порхание, парение, наступило время полётов. Захваченный восторгом, бытописатель даже забыл сказать, из чего произведены птицы. Из земли, надо полагать. Или из воды? Кто знает теперь. Мысль, увлекаемая горе, забывает о вещах долу, чувствуя, где её сродственное пребывание. Так ли уж важно, откуда птицы, важно, что они летают! И Бог небезразличен к этому.

Вот он, венец творения тверди небесной. Она, т.е. воздух, сразу заточена была и создавалась таким образом, чтобы могли полететь птицы, чтобы ожила во плоти сама идея полёта, чтобы и человек, до поры до времени не имея возможности полететь самому, имел чёткое представление, что это в принципе возможно и реально, что можно существовать, не притягиваясь всё время к земле, что возможно оторваться от неё и попасть в такое состояние свободы, которое дарит только пятый океан. Надо сказать, что человек по природе своей всегда стремится к этому - к состоянию особой лёгкости, почти невесомости, к состоянию полёта, свободы и безграничности, что также составляет полноту бытия. Все помнят, как они в детстве летали во сне, но потом нас обременяют и одебеляют заботы, затем появляется лишний вес, и мечта о полёте становится всё глуше...

2 сентября по старому стилю (15 по новому) можно отмечать день рождения неба. Когда появилась не просто голубая твердь над головой - и это тоже прекрасно само по себе, - но стихия с мощной внутренней силой в своих потоках, воспетых со всей экспрессивностью Владимиром Высоцким в песне о парашютисте:

И оборвали крик мой,
И обожгли мне щеки
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
И звук обратно в печень мне
Вогнали вновь на вдохе
Веселые, беспечные
Воздушные потоки.

Я попал к ним в умелые, цепкие руки:
Мнут, швыряют меня — что хотят, то творят!
И с готовностью я сумасшедшие трюки
Выполняю шутя — все подряд.

И обрывали крик мой,
И выбривали щеки
Холодной острой бритвой
Восходящие потоки.
И кровь вгоняли в печень мне,
Упруги и жестоки,
Невидимые встречные
Воздушные потоки.


А 5 (18) сентября - день Божьей авиации... Надо же, и числом совпало с Днём авиации.
Летательные аппараты, созданные Богом, послужили лекалом человеку для создания его летательных аппаратов, рукотворных. Так, на заре авиации первопроходцы-самолётостроители иногда стремились подражать природе и делали свои аэропланы похожими на птиц, справедливо полагая, что если птицы летают, то и аэроплан, похожий на птицу, тоже должен полететь. Вот, например, Гаккель IX.



А создатель нашего знаменитого истребителя И-16 Поликарпов, по моей догадке, срисовал своё детище с воробья, желая чтобы оно было такое же шустрое и юркое. (К сожалению, мне не удалось найти фотографию взлетевшего воробья в нужном ракурсе, но поверьте, это очень близкие контуры, для этого нужно смотреть сверху на воробья.) И истребитель в целом оправдал ожидания и был неплохой боевой машиной для своего времени.



Бог подарил нам, даже обременённым грубым вещественным телом, саму возможность летать, драгоценную, ни с чем не сравнимую возможность. Человеку, не дав крылья, дал иную возможность благодаря разуму осуществить мечту о полёте, приложив руки. Так, материальный мир и в этом, как и во многом другом, служит напоминанием о бестелесном небесном мире, его образом, если не его проекцией. И здесь уже, пусть не совсем ещё как там, но можно подняться над бренной землёй и вкусить предощущение безраздельной свободы.